Статьи

Вспоминая мастера

Евсей Евсеевич Моисеенко – один из ярких представителей отечественного  изобразительного искусства второй половины ХХ века. Талантливый педагог, на протяжении нескольких десятилетий возглавлявший персональную мастерскую в  институте им. И.Е.Репина, и самобытный художник, сочетавший в своем творчестве достижения академической школы, экспрессивность, берущую начало в уроках,  преподанных  А.А. Осмеркиным  и собственную темпераментную, энергичную манеру письма, которой очень часто подражали (и подражают) как ученики мастера, так и апологеты его творчества.
С творчеством Моисеенко я познакомился в 1970-ые годы, когда учился в одесском художественном училище. Мы с сокурсниками часто просматривали альбомы художника, периодические издания, где воспроизводились его работы. Они завораживали. Не столь важно, что это было – жанровая картина, пейзаж, портрет или натюрморт, – во всем было Искусство. Картины художника, написанные темпераментным, исполненным гармонии живописным языком,  имели сильное эмоциональное воздействие. Виртуозные композиционные решения, творческая свобода не оставляли равнодушными молодых художников. Мы вновь и вновь обращались и к тематике его работ, и к их содержанию. Это было подлинным духовным общением.

Мое личное знакомство с Моисеенко произошло в годы обучения  на живописном факультете института им. И.Е.Репина. Два раза в год в конце каждого семестра  нашу мастерскую (профессора Б.С.Угарова), как и другие  мастерские института,  посещала  с обходом комиссия, в составе которой неизменно был и Евсей Евсеевич. Многие студенты ждали именно его высказываний по поводу их работ, потому что Моисеенко всегда был конкретен, давал необходимые советы как по композиции и живописи, так и по творчеству в целом. После такого общения хотелось работать с удвоенной силой и самоотдачей.
В 1988 году перед защитой  на обходе мастерских дипломников Моисеенко, просмотрев мой диплом «Ленинградская симфония» и все эскизы к нему, похвалил и выбор темы, и проделанную работу, и  рекомендовал выставлять все. Я так и поступил. Защита длилась больше двух часов, моя работа была финальной в тот день. Когда прозвучали все речи, первым, кто подошел ко мне с поздравлениями, был Е.Е.Моисеенко. Получилось так, что я оказался последним дипломником, на чьей защите присутствовал мастер – в ноябре 1988 года художника не стало.

Отрадно, что все наследие Моисеенко из его мастерской сегодня находится в Научно-исследовательском музее Академии художеств. Преподаватели и студенты всегда имеют возможность познакомиться вблизи и с живописными картинами, и с графикой, а также увидеть предметы из мастерской Моисеенко, долгие годы, окружавшие его и нередко становившиеся «героями» его полотен.
В 2006 году в залах Научно-исследовательского музея Российской Академии художеств проходила выставка работ Е.Е.Моисеенко, приуроченная к 90-летию со дня рождения художника. Представленные в экспозиции полотна мастера (из НИМ РАХ и ГРМ) свидетельствовали о направлении поисков и разнообразии подходов: это исторические и бытовые картины, передающие впечатление неповторимости отдельных моментов бытия, натюрморты с восторженным отношением к красочному многообразию и цветовой звучности мира, это и восхищение яркой, бурной красотой природы или строгими городскими видами в пейзажах, постижение всего богатства внутреннего мира человека в портретах. В одном из них – «Наташа в шезлонге» (, 1968, НИМ РАХ) – автор, стремясь подчеркнуть заинтересованное и личностное отношение к модели, подчиняет ему замысел, выбирая соответствующие выразительные средства.

Острота композиционного приема создает впечатление остановленного мгновения. Яркая живопись выявляет исполненный мажорного звучания основной музыкальный лейтмотив образа девочки, неоднократно позировавшей художнику. Мастер свободно и смело оркеструет живописные пятна, их ритм, подобно тому, как режиссер распределяет атрибуты, сопровождающие модель или  окружающую среду, подчеркивающие характер девочки и вместе с изображением портретируемой, формирующие художественный образ.

В изображении южной и северной природы или в городском пейзаже, в повседневном, обыденном, казалось бы, мотиве, художник находит гармонию и красоту. В небольшом городском пейзаже «Зима» (1963, НИМ РАХ), увиденном автором в необычном ракурсе – из окна своей мастерской. Столь характерное для петербургских дворов замкнутое пространство подчеркнуто точкой зрения сверху вниз. В пейзаже Моисеенко использует любимые приемы: как бы небрежные «удары» кистью, которой художник пользуется смело, широко, темпераментно накладывая живописный слой на полотно; быстрые, неожиданные, на первый взгляд хаотичные движения черенком кисти; обращение к жесткому мастихину, когда автор стремился создать особые фактурные эффекты, настолько органичные и естественные, что создается впечатление стихийно выплеснувшейся творческой энергии, воплощающей цельный, синтетический образ петербургско-ленинградской архитектуры, окрашенной лирическим авторским восприятием.

Природу Моисеенко изображал во всем богатстве ее проявлений, открывая обаяние и красоту скромных деревенских мотивов, окрашивая их всеми оттенками собственного мировосприятия, эмоционально-интеллектуального переживания. Особенно часто  художник изображал яблоневый сад, окружавший его дачный дом в Юкках. Яблоневое дерево и его плоды символизировали для мастера «животворящее дерево, вечный круговорот жизни, ее ценность».

Образ яблони и ее плодов Моисеенко воссоздал в картинах, натюрмортах, пейзажах: «Натюрморт с веткой цветущей яблони» (1971, НИМ РАХ), «Яблоня цветет» (1976, НИМ РАХ), «Мальчик под яблоней» (1980, НИМ РАХ). В натюрморте 1971 года мастер наделил внутренней одухотворенностью предметный мир. Завораживают драгоценное свечение живописно расставленных на столе предметов, над которыми царит ветка цветущей яблони, являясь смысловым и организующим центром изображения. При всей срежиссированности композиции, преднамеренной «случайности» расставленных предметов, художнику удалось сохранить необычайную прелесть и непосредственность первого впечатления, легко и непринужденно с помощью тончайших цветовых градаций передать  многообразие фактуры простых предметов, раскрывая их драгоценную сущность.

Е.Е.Моисеенко кистью как дирижер управляющий оркестром, свободно о вдохновенно приводит все богатство тембрового многоголосия в единое стройное согласие, ошеломляя зрителя цветовой симфонией серебристой гаммы и едва уловимых оттенков бело-розовых, зелено-голубых, охристых тонов; феерией сгущающихся или воздушно-прозрачных мазков, то явных, то размытых объемов, контуров и ритмических линий создающих живую динамику художественного образа, обладающего суггестивной магией, которая сплавляет объект с субъектом, внешний мир –  с самим художником.
В картинах Моисеенко  перед зрителем предстает не только мир предметов, окружавших художника и  несущих на себе печать его незримого присутствия, но и открывающийся из окна мастерской городской пейзаж с его чередующимися объемами домов, над которыми словно парит величавый и стройный купол растреллиевского собора, наводя на размышления о течении времени, о связи прошлого и настоящего, приоткрывая скрытую жизнь вещей, их сопряженность с человеческими архитектурными творениями.
Николай Лысак
Художник-живописец