Статьи

Советское искусство

Советское искусство последние  годы вновь становится предметом интереса со стороны музеев, частных коллекционеров и искусствоведов. Советская живопись и графика разных периодов и направлений превосходно представлены в «Голубой гостиной».

Тридцатые годы ХХ века в истории живописи – очень сложное, драматическое время. Как и в истории самой страны, пережившей коллективизацию, «безбожные» пятилетки, разрушение храмов, массовые репрессии. И в то же время – строившей заводы и фабрики, готовившейся к войне, верившей в светлое будущее.  С одной стороны, это продолжение традиций Ассоциации художников революционной России (АХРР), передвижнической натуралистичности и социальной ангажированности, время возникновения социалистического реализма как художественного метода и идеологической «дубинки» для инакомыслящих. С другой стороны – это продолжение высокопрофессионального искусства 1910-1920-ых годов, это работы Петрова-Водкина и Дейнеки, Корина и Кончаловского.  В 1932 году создается Союз художников. Работы мастеров его ленинградского отделения находятся в собрании «Голубой гостиной». Они отражают  противоречивое сплавление реалистического и новаторского, характерное для ленинградской школы живописи. Классичность и возвышенная поэтичность самой городской среды не могла не отразиться на творчестве ленинградских художников. К их числу принадлежит и целая живописная семья –Виктор Прошкин и его жена Виктория Белаковская.

Виктория Белаковская  училась в знаменитом ВХУТМАСе у самого Петрова-Водкин.  На ее портретах, будь то тихая пионерка в красном галстучке или улыбающаяся дама в пышном меховом воротнике, лежит печать внутреннего достоинства изображенных моделей, это типажи своего времени, как у Самохвалова или Дейнеки.
Виктор  Прошкин – соученик по мастерской Петрова-Водкина, муж и соратник Виктории Белаковской. Его любимый жанр – пейзаж, виды Петербурга, чем-то напоминающие по манере московские панорамы Юрия Пименова. Это тонкое соединение академической школы и русского импрессионизма. В его портретах чувствуется та же тяга к лаконичности, к сдержанной цветности, что и в работах Виктории Белаковской.
Традиции новаторского искусства 1910-1920-ых годов нашли свое продолжение – после периода торжества соцреализма – в искусстве 1960-1970-ых годов. Политическая «оттепель» рубежа 1950-1960-ых проявилась в художественной области в рождении так называемого «сурового стиля». После натуралистической, чрезмерно жизнерадостной, подчас лакировочной живописи сталинского времени появились огрубленные формы, лаконичные и обобщенные композиции, действительно – суровые образы «трудовых буден» простого советского человека.

 

 

Разнообразились живописные приемы, в станковой живописи появился монументализм, сдержанность колорита сочеталась с повышенной декоративностью почти локальных цветовых пятен. Внутри Союза художников образуются группы и направления. Их представители создают пронизанные светом и насыщенные цветом пейзажи и натюрморты, свой собственный поэтический язык, далекий от гладкописи официального реализма, но не теряющий связей с фигуративным началом в  искусстве. 

 

Работ переходных от традиционного,  подробного академического реализма – к более условному языку живописи 1960-1970-ых годов – в «Голубой гостиной» немало. Достаточно сравнить портреты Виктора Орешникова и Михаила Труфанова с более поздними живописными этюдами Бориса Угарова, Дмитрия Беляева и Виктора Рейхета, чтобы понять, к чему устремлялся художественный дух времени. Художники 1960-1970-ых годов много пишут избы и храмы – эти характерные признаки русской жизни, бытовой и сакральной. Их живопись оказывает сродни книгам писателей-деревенщиков. Андрей Яковлев, москвич по рождению,  обосновался в Ленинграде и буквально исколесил в 1960-1970-ые годы русский Север и Сибирь. В «Голубой гостиной» есть его суровые, лаконичные портретные этюды представителей коренных народов Севера. Но есть  и другой Яковлев – создатель поэтических пейзажей и натюрмортов его любимой деревни Павшино.
Художников  Группы «Одиннадцать», которые представляют новаторское направление в искусстве 1970-1980-ых годов,  объединяла не только духовно-общественная атмосфера того времени – надежд на свободу, на новую, более радостную жизнь; не только место рождения (почти все они – дети Ленинграда); но и обостренный эстетизм в восприятии мира. Они не писали громких, масштабных полотен, заполнявших выставочные залы того времени. Их сюжеты, как правило, камерны, почти интимны. Их жанры – это пейзаж, натюрморт, портрет в домашней обстановке. Таковы работы Тюленева и его соратников, а это Ярослав Крестовский и Валерий Ватенин,  Евгения Антипова и Виктор Тетерин, Завен Аршакуни и Константин Симун, находящихся в коллекции «Голубой гостиной».


Авангард, андеграунд, «левый ЛОСХ» интересно отображен в собрании «Голубой гостиной». Это жизнерадостный шестидесятник Георгий «Гага» Ковенчук, чьи плакаты и литографии отразили новый конструктивизм 1960-1970-ых годов; это экспрессивный импрессионизм темпераментной Валентины Рахиной; это «политические коврики» Ирины Дудиной – остроумная смесь ДПИ, «живописи иглой», народного лубка и авангардной стилистики. А рядом – официальная  школа советской живописи, столпы Академии Художеств – Евсей Моисеенко и Борис Угаров. Их ученики и приемники их мастерства  также нашли свое место в залах «Голубой гостиной». Это поэтичные Людмила Бочарникова и Матлюба Яхъяева, мощный Андрей Яковлев, о котором мы уже сказали выше.
Советская эпоха – со всеми её достижениями, трагедиями и противоречиями – завершилась. Но лучшее, что было в это время в искусстве – профессионализм, преемственность школ, одухотворенность, поиски смысла бытия, всё то, что было продолжением европейской христианской традиции и русской культуры, как её части – сохраняется в творчестве современных художников. Один из них – Николай Лысак, ученик Бориса Угарова, который в сложных по композиции и мысли картинах продолжает живописные и духовные искания, без которых непредставимо подлинное искусство.
МАРИЯ ФОМИНА
искусствовед